50% скидка на доставку в любую страну, при заказе от 29,99 €!

Татьяна Соломатина: «Я хочу, чтобы у моих читателей было будущее»

Татьяна Соломатина: «Я хочу, чтобы у моих читателей было будущее»

Об авторе

Татьяна Юрьевна Соломатина - известный российский писатель. Начиная с дебютных (авторский сборник «Акушер-ХА!» и роман «Приёмный покой»), ее книги неизменно успешны. В начале 2021 года вышла в свет новая долгожданная книга Татьяны Соломатиной «Община Святого Георгия». Это первая книга романа-сериала. Мы поговорили с Татьяной Юрьевной о ее новой книге, о творческом процессе и героях.

Расскажите о новом романе «Община Св. Георгия». Насколько нам известно, выхода этой книги вы особенно ждали, считая это новым этапом в вашей писательской карьере.

- Всё, что может заинтересовать читателя темой, - сказано в аннотации. Роман и есть авторский рассказ, авторское высказывание. Рассказать о романе? Роман интересный. ...Я этот роман «особенно» созидала, а ждала выхода книги как обычно - спокойно и упрямо, терпеливо, в общем. Как и всегда. Помните, да? «Надо только выучиться ждать, надо быть спокойным и упрямым, чтоб порой от жизни получать радости скупые телеграммы...» Не столько «новый этап», сколько очередной виток в моей персональной авторской диалектике. Я стала лучше, опытней, умелей. Я развиваюсь. Каждый новый день, каждый новый миг - новый этап.

Как мы знаем, изначально «Община Св. Георгия» была сценарием к художественному сериалу. Скажите, как пришла идея написать именно роман и сколько времени ушло на подготовку рукописи?

- Вы правильно знаете! Я говорила об этом целый час в прямом эфире моего Инстаграма. И если кто-то из читателей тоже захочет знать - он может посмотреть эфир в записи IGTV от 5 марта в моём Инстаграме @tatianasolomatina. Если коротко: я писала сценарий сериала по заказу продакшена, работа была проделана колоссальная. До производства сценарий не дошёл, некоторые обязательства по отношению ко мне выполнены не были - и не выполнены до сих пор. И я написала роман... Сколько времени? Вот так вот, да? «Тайминг ивента»... Сколько времени я проводила за «пишущей машинкой»? Или сколько времени ушло на сбор материала? На душевные и ментальные труды? Вся моя жизнь. И ещё несколько лет. И ещё три месяца. И ещё. И ещё... И вот уже финальная читка вёрстки - ещё неделя. ...Я с детства интересовалась историей. Историей медицины, историей России. Я врач хирургической специальности - акушер-гинеколог. Я писатель с некоторым профессиональным опытом - мои дебютные книги вышли в 2009 году. Так что можно и это время суммировать: путь от желания стать врачом - до медицинского вуза, от вуза - до клиники; путь в клинике; писательский путь... Вот вам и «путь воплощения» и время на него: путь, жизнь. Бесконечный процесс, покуда смерть не разлучит меня с моим воплощением. Я могу сказать, сколько времени у меня уходит на воплощение идеи завтрака в завтрак, на подготовку завтрака. С рукописями всё обстоит иначе. На пустую душу, с наскока, без самых разнообразных опытов - высказывания не получится. Необходима платформа достоверности, талант, работоспособность - и далее по каноническим источникам. Сколько времени мастер изготовляет катану? Всю свою жизнь и... от нескольких месяцев до полугода. И слово «катана» в японском языке имеет куда более весомую смысловую нагрузку, нежели «меч» или «сабля». Так и «Община Св. Георгия» для меня несколько больше, нежели «рукопись» или «роман». Это бусидо.

Для написания романа «Община Св. Георгия» вы провели огромную работу по изучению архивных материалов. Есть ли в вашей личной библиотеке издания, которые для вас особенно ценны?

- Словосочетание «архивные материалы» нынче приобрело крайне негативную коннотацию. Сатирическую как минимум. Если не сказать: саркастическую. Так что давайте в моём случае ограничимся предложением: «Она любила читать и читала много, оттого и немало знала». Разумеется, есть. Если начать перечислять, это займёт довольно много времени и места. Это и подшивки толстых научных, литературных, научно-популярных и просто модных журналов конца девятнадцатого и начала двадцатого веков. Это подшивки журналов медицинских, профильных, под редакциями легендарных врачей, увы, незаслуженно забытых. Это книги художественные - того времени. Разнообразные источники вдохновения: открытки, письма, плакаты и упаковки товарищества Абрикосова сыновей. Большая библиотека и немалая коллекция. В моей собственности есть медаль Красного Креста за участие в войне 1904-1905 годов, это семейное... Всё это для меня ценно. А иногда и бесценно. Включая паспорт, выданный архангельскому крестьянину, - без этого нельзя было отправиться работать на фабрику в Питер.

Кто она, главная героиня романа? Она отличается от привычного типажа женщин того периода?

- Какой именно типаж женщин того времени вам привычней?.. Зажиточная крестьянка? Или фабричная девчонка? Может, императрица Александра Фёдоровна? Дочь фабриканта Мусатова? Мать Феликса Юсупова? Сестра милосердия? Нищенка? Дама полусвета или школьная учительница? Гувернантка? Прислуга? Суслова Надежда Прокофьевна, уникум, хирург, акушер-гинеколог, доктор медицины? Или её родная сестра, Суслова Аполлинария Прокофьевна, известная исключительно как любовница Достоевского? Работница борделя высшей категории? Или Софья Васильевна Ковалевская? ... Я не понимаю, что такое «типажи женщин». Во мне не бушует коллективное бессознательное. Только индивидуальное осознанное. Безусловно, Вера Игнатьевна Данзайр - человек выдающийся. И была бы человеком выдающимся в любом времени-месте. Благодаря таким людям, как Вера Игнатьевна, мир всё ещё не рухнул в пропасть. Хотя катится туда тысячелетиями. Но то, что она княгиня, и хирург, и командир,- безусловно, делает её привлекательной для женской аудитории: контрперенос. В фантазии. Это так сладко: фантазировать, какими бы мы были, если бы да кабы... Вряд ли кто-то из читательниц на самом деле хочет стать Верой Игнатьевной. Они видят красавицу-княгиню, которой поклоняется группа товарищей мужского пола. Я вижу женщину-воина, идущую исключительно по своему пути, спасая всех, кто на этом пути оказался. Спасая или уничтожая. Этот огонь может согреть. А может сжечь. Такие люди всегда были, всегда есть и всегда будут. Кто-то захочет походить на них, кто-то будет их искренне ненавидеть, потому что «таких не бывает» - исключительно на том основании, что сам(а) не такой человек. А кто-то просто читает сказку, и это замечательно: сказка - ложь, да в ней намёк...

Есть ли в романе персонаж, который особенно близок вам по характеру и жизненной позиции?

- Есть, разумеется, и далеко не один. Например, госпитальный извозчик Иван Ильич. Например, Александр Николаевич Белозерский - это и вовсе я, если «по характеру». Это и Вера Игнатьевна - если мы о «жизненной позиции». Матрёна Ивановна, старшая сестра милосердия, - тоже я. В каждом герое - даже условно отрицательном - есть я. И, конечно же, я есть в Вере Игнатьевне Данзайр, главной героине романа.

Кому будет интересен ваш новый роман? Опишите вашего читателя.

- Мой читатель - тот, кто умеет читать. Самонадеянно полагаю, что это исчерпывающий портрет моего читателя.

Вы сейчас работаете над продолжением романа «Община Св. Георгия», выход которого очень ждем в этом году. Можете поделиться, что ждет читателя во Втором сезоне?

- Жизнь клиники. «Медицинский процедурал» - который все так любят, когда речь идёт о сериалах. Жизнь героев, неотделимая от жизни клиники и от истории России. Русско-японская кампания и революция подходят к концу. Россия ещё не знает, что её ждёт. А люди живут: работают, болеют... Любят. «Времена не выбирают, в них живут и умирают...» - и далее по тексту. Выяснится, что за роковая такая любовь была у Веры Игнатьевны. Постараемся разобраться, кто и почему спонсирует партии и какие... «С тысяча девятьсот пятого года я давал на революцию. А? Вы видели такого дурака? Приходили эсеры - и я давал, приходили эсдеки - и я давал. Приходили кадеты и забирали у меня на издание газеты. Какие турусы на колесах писали в этих газетах, - у меня крутилась голова...» Это Алексей Толстой, «Похождения Невзорова...». Безо всяких архивов, ага. ... Откроем станцию Скорой помощи в Петербурге. Не то, ишь, в Одессе уже открыли на средства Михаила Михайловича Толстого (младшего) первую в Российской империи станцию Скорой помощи - 29 апреля 1903 года начала свою работу. А столица отстаёт! И вот в этой, интересной всем «структуре сериала», где есть «любовные линии» и «рабочие кейсы», я буду рассказывать о чести, о долге, о бесчестии и предательстве. Об истории русской медицины, об истории России. Хотите - любовный роман. Хотите - авантюрный. Не расскажу вам ab ovo ad mala (в перев. с латыни «от яйца до яблок» - означает «с начала и до конца» - Прим.ред.), могу только заверить: будет интересно.

Расскажите о ваших писательских планах на ближайший год.

- Буду писать продолжение романа-сериала «Община Св. Георгия». Задумано - и продумано - немало «сезонов». Я хочу рассказать историю до 1945 года. Историю людей. Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне - бесценен. Человеческий опыт нашей страны, будь это Российская империя, Советский Союз, Российская Федерация - для меня это всегда РОССИЯ, - бесценен. Я не собираюсь создавать идеальные картинки. Мои герои - живые люди, не они выбирают: ад, чистилище или рай - для всех. Они выбирают только себя и свой путь. Будущее есть только у того, кто не отрекается от своего прошлого, у того, кто знает своё прошлое. Я хочу, чтобы у моих читателей было будущее. Чтобы у русской литературы было будущее. Потому я пишу этот роман-сериал. И ещё потому, что не могу его не писать. Не важно, что послужило поводом к его написанию. Причина глубже. И проще. И очевидней. Причина у меня на ладони: Медаль Красного Креста в память русско-японской войны. Так что в моих «писательских планах на ближайший год» - организовать революцию читательского сознания... Шутка! В каждой шутке есть доля шутки, остальное - правда.

Татьяна Соломатина
Татьяна Соломатина Писатель