50% скидка на доставку в любую страну, при заказе от 29,99 €!

Нина Дашевская: «Я всегда пишу для взрослых»

Нина Дашевская: «Я всегда пишу для взрослых»

Нина Дашевская - известная, современная писательница, лауреат и финалист многих престижных литературных конкурсов и премий, среди которых Всероссийский конкурс «Книгуру», премия имени В. Крапивина, конкурс «Новая детская книга» и другие. В 2019 году Дашевская была номинирована на премию памяти Астрид Линдгрен - одну из крупнейших наград в области детской литературы, что говорит о признании автора не только в нашей стране, но и в мире.

«Около музыки», «Я не тормоз», «День числа Пи» - эти произведения давно любимы читателями разных возрастов, а вот новая книга писательницы «Тимофей: блокнот. Ирка: скетчбук» только начала свой путь к читательским сердцам.

Сегодня Нина Дашевская - гость нашего портала. Она любезно согласилась ответить на вопросы и побеседовать о музыке, литературе, а также о новой книге, вышедшей недавно в издательстве «Самокат».

Книга «Тимофей: блокнот. Ирка: скетчбук». Издательство «Самокат»

Расскажите немного о вашем детстве. Как и где оно проходило?

- Детство - самое обычное, советское. Город Тверь, школа обычная и музыкальная. Любила математику, читать и болтаться непонятно где. И мне все время говорили «помолчи» - видимо, я была невыносимый болтун. Необычно, наверное, то, что я рано ушла из школы, в музыкальное училище - после семи классов. И сразу резко изменилась жизнь: в училище была очень интересная профессиональная среда, все занимались, что-то слушали, были старше, умнее и интереснее, чем в школе.

Любили ли вы в детстве читать? Какие книги были любимыми?

- Читала все подряд. Просто все. Разве что газета «Правда» не пошла. Правда, в нашем детстве не было столько букв вокруг, как сейчас. Казалось, от них невозможно устать (сейчас иногда это случается). Любимые назвать трудно. Нравилось все: и фантастика, и про пионеров, и про жизнь вообще. Одним из любимых остался Крапивин, «Журавленок и молнии» - но, возможно, это я позже уже придумала, когда стала вспоминать.

Я хорошо помню, как в 2015 году прочитала ваш сборник рассказов «Около музыки», еще тот, «росмэновский», в мягкой обложке, и какое он произвел впечатление на меня. Это было ни на что не похоже, и сразу стало понятно, что появился новый талантливый автор. Ожидали ли вы, что всего за несколько лет станете известным писателем, лауреатом многочисленных премий, книги которого ждут с нетерпением дети и взрослые? Что изменилось для вас за эти годы? Помогает ли популярность «двигаться вперед» или наоборот «тормозит» процесс?

- Популярность - странное слово, я ее не чувствую. Но, безусловно, когда не думаешь, что книга будет напечатана, пишешь свободнее. Чем дальше, тем сложнее. И понимаешь: про это уже написано, еще один сборник рассказов «Около музыки» уже бессмысленно писать. Поэтому, конечно, сложнее стало.

Вы когда-то сказали, что многие произведения вам хотелось бы сейчас переписать. Что из написанного вы оставили бы без изменений?

- Что написано - то написано, переписывать - только портить, конечно; в то же состояние уже не войдешь. Но, конечно, меняется язык. И я стараюсь не перечитывать старые тексты - они очень отличаются от того, какими я их представляю и какие они на самом деле.

Что вдохновляет вас на создание новой книги? Как возникает новый сюжет?

- Вдохновляет - непонятное слово, если бы знать, откуда тексты. Но помогают мне две вещи: движение (физическое, просто ходить) и ограничение входящих. То есть если отключить интернет, получается лучше. Однако можно ходить неделями безо всяких интернетов и ничего не выходишь. Обычно все само и случайно. А потом уже можно раскручивать - откуда что взялось; и тогда видишь, что случайного не так и много.

Можно ли в героях ваших книг узнать ваших учеников? Помогает ли вам в творчестве педагогический опыт?

- Вот с учениками совсем нет. То есть они отдельно, герои отдельно. Если несколько персонажей - кажется, бери и пиши про них. Но у меня так не работает. Все каким-то непонятным образом соединяется, но прямых прототипов нет.

Герой вашей повести «День числа Пи» - неординарный подросток, который видит и чувствует мир особенно остро. Почему вы решили изобразить именно такого персонажа? Знакомы ли вы в реальной жизни с явлением синестезии, когда возбуждение одного органа чувств вызывает ощущения, свойственные другому органу чувств, как у героя повести? Может быть, такой способностью обладаете вы или кто-то из вашего окружения?

- Нет, цветного слуха у меня нет, но мне всегда это было интересно. Впервые прочитала об этом у Набокова, в седьмом классе, с тех пор помню. Какое-то подобие синестезии можно найти у многих - скажем, люди знают, какого цвета их имя. Слышала про самые разные проявления. Скажем, одна знакомая девочка видит номера машин как женские и мужские. Почему? Не может объяснить, это необъяснимо.

Ваши книги наполнены музыкой: музыка звучит в них между строк. Мне кажется, что у каждой книги есть своя конкретная мелодия. Так ли это? Существует ли у ваших книг некая музыкальная партитура? Слышите ли вы ее, когда начинаете писать?

- Вообще нет. Музыка отдельно, книги отдельно. И даже когда я описываю музыку (если это не конкретное произведение), то я ее не слышу. То есть мой герой может писать музыку, стихи или рисовать, а я не умею. Но могу представить, как это.

Не так давно в издательстве «Самокат» вышла ваша новая книга «Тимофей: блокнот. Ирка: скетчбук». Расскажите немного о ней.

- «Тимофей:блокнот. Ирка: скетчбук» - две повести о героях, чьи истории не пересекаются, но они похожи настроением. Тимофей пишет в блокнот, Ирка рисует. Не для того, чтобы стать писателем или художником, а просто так. Такой способ жизни. Ну и в целом - это книги про самую обычную жизнь. Когда у человека возникает беспокойство по поводу самого себя, зачем он тут. И попытки как-то это выразить. Конечно, вокруг братья, сестры, родители, одноклассники - самая обычная жизнь. Вопрос, чем ее наполняешь, под каким углом смотришь.

Не возникало ли у вас желание написать что-нибудь исключительно для взрослой аудитории?

- Я всегда пишу для взрослых. Просто в моих книгах нет ничего такого, за что им нужно было бы ставить 18+. Читают и подростки, и взрослые - примерно одинаково. Каким-то образом избавляться от подростковой аудитории мне совсем не хочется.

В заключение наш традиционный вопрос: какие книги вы бы посоветовали для чтения современным подросткам?

- Советовать, советовать...всегда сложно. Что я люблю: книгу «Зима, когда я вырос» Питера Гестела. «Пока нормально» Гэри Шмидт. «Маяк, смотри» Марии Ботевой (для тех, кто помладше) и «Сад имени Т.С» - для тех, кто постарше. Очень понравился недавно вышедший в «Самокате» «Гипс» Анны Вольтц. Дарья Варденбург «Правило 69 для толстой чайки». А для тех, кому от 14 и больше, - «Марта с черепами» той же Дарьи Варденбург. Да и вся серия «Самоката» «Встречное движение» и «полосатая» серия «Розового жирафа» нравится. Очень хорошие и сложные писатели - Евгения Басова, Эдуард Веркин.

Единственный совет, который точно могу дать: детям нужно давать не самое лучшее, а разное - чтобы они учились выбирать, что им нравится, а что не нравится. Ну и взрослым тоже, конечно, могут быть интересны книги для подростков.

Беседовала Полина Ломакина

Нина Дашевская
Нина Дашевская Автор книг для детей и подростков
День числа Пи Нина Дашевская
Я не тормоз Нина Дашевская
Около музыки Нина Дашевская